Однажды в россии в суде заика

Не убивай. Грехи против шестой Заповеди Божией Умышленное убийство. Один Бог, как Творец, может отнять у человека жизнь, когда захочет; следовательно, убийца восхищает себе право Создателя мира, убивая своего ближнего. Кроме того, убийца наносит своей жертве самое большое зло, какое можно только представить, потому что жизнь как дар Божий есть уже сама по себе величайшее счастье для человека; долго живя на земле, он может лучше подготовиться к вечной жизни и, разумно проходя путь земного странствия, может наслаждаться благими дарами, предоставленными Господом в этой материальной жизни.

Влияние на формирование положительного или отрицательного имиджа защитника культуры его речи Для формирования в целом позитивного имиджа адвоката необходимо, чтобы положительный визуальный имидж сочетался с положительным речевым вербальным имиджем. При формировании вербального имиджа адвоката ведущим имиджеформирующим фактором является культура его речи. Именно культура речи адвоката формирует его вербальный языковой имидж или, образно говоря, "языковой паспорт" - то впечатление, которое они создают о себе своей речью. Как отмечает И. Стернин, "По речи человека можно определить его пол, возраст, профессию, место рождения, национальность, степень образованности, а главное - уровень воспитанности, культуры... Свой языковой паспорт человек предъявляет всем окружающим, как только "откроет рот" - отсюда огромная важность благоприятного языкового паспорта человека... Работа над "полировкой" своего языкового паспорта - трудная задача, но каждый должен помнить о ее важности и работать над своим языковым паспортом, придавая ему положительные черты...

Однажды в России: Суд над мажором

Влияние на формирование положительного или отрицательного имиджа защитника культуры его речи Для формирования в целом позитивного имиджа адвоката необходимо, чтобы положительный визуальный имидж сочетался с положительным речевым вербальным имиджем. При формировании вербального имиджа адвоката ведущим имиджеформирующим фактором является культура его речи.

Именно культура речи адвоката формирует его вербальный языковой имидж или, образно говоря, "языковой паспорт" - то впечатление, которое они создают о себе своей речью. Как отмечает И. Стернин, "По речи человека можно определить его пол, возраст, профессию, место рождения, национальность, степень образованности, а главное - уровень воспитанности, культуры...

Свой языковой паспорт человек предъявляет всем окружающим, как только "откроет рот" - отсюда огромная важность благоприятного языкового паспорта человека... Работа над "полировкой" своего языкового паспорта - трудная задача, но каждый должен помнить о ее важности и работать над своим языковым паспортом, придавая ему положительные черты...

И наоборот, неблагоприятный речевой паспорт, низкая культура устной или письменной речи производит отрицательное впечатление на людей, формирует негативный речевой имидж, делает невозможным эффективное взаимодействие между людьми и таким образом выступает в качестве мощнейшего психологического барьера для нормального общения. Об этом свидетельствует следующий фрагмент из повести Станислава Родионова: "Старший инспектор уголовного розыска Вадим Петельников обязан был выполнять поручения прокуратуры.

Он делал это с разной степенью удовольствия. Поручения следователя Демидовой выполнял с теплотой. Поручения Юркова не любил - тот писал длинно, путано, по пустякам. А когда Юрков прислал однажды бумагу, в которой просил "Установить хозяина собаки породы боксер с хриплым голосом", Петельников его возненавидел и поручение спихнул инспектору Леденцову. Культура речи адвоката, его языковой паспорт является одним из ведущих имиджеформирующих факторов в суде присяжных, поскольку на основании восприятия и оценки культуры речи председательствующий судья и присяжные заседатели судят не только об уровне общей культуры, но и мудрости, здравомыслии защитника, его профессиональной состоятельности.

Как отмечалось в предыдущей главе, с древнейших времен мудрость почитается людьми за то, что она дает три плода: дар хорошо мыслить, хорошо говорить и хорошо делать.

О том, что репутация оратора, положительное или отрицательное мнение о нем слушателей в значительной степени зависит от культуры, качества его речи и что на основании этой характеристики оратора слушатели судят об его интеллектуальной и профессиональной состоятельности, известно давно. На это специально обращал внимание Цицерон, объясняя, почему при начале речи волнуется любой оратор, причем, чем он способнее, тем более робеет: "...

Если в других искусствах какой-нибудь бывалый мастер с хорошим именем случайно сделает свое дело хуже обычного, то все считают, что он просто не захотел или по нездоровью не смог показать свое умение в полном блеске: "Нынче Росций был не в настроении!

Тем более строгому суду подвергаемся мы, ораторы; и сколько раз мы выступаем, столько раз над нами совершается этот суд. Понятно, что после таких промашек, ставящих под сомнение благоразумие, здравомыслие защитника как судебного оратора, он навряд ли может рассчитывать на доверие, уважение и расположение присяжных заседателей и председательствующего судьи, а значит и на внимание к его доводам.

В процессе этого своеобразного суда над защитником присяжные и судья в процессе судебного следствия и прений сторон особое внимание обращают на следующие признаки вербального и паравербального поведения адвоката: 1 умение в ходе судебного следствия ставить допрашиваемым лицам разумные вопросы, ответы на которые работают только на позицию допрашивающей стороны; 2 умение говорить в суде с участием присяжных заседателей, то есть выступать перед ними с живой, свободной речью, а не "по бумажке"; 3 понятность, правильность, логичность, благозвучность, уместность, искренность и точность речи адвоката.

Рассмотрим эти качества речи подробней, поскольку их проявление в вербальном и паравербальном поведении адвоката: - определяет вербальную привлекательность имиджа прокурора и адвоката как соответственно государственного обвинителя и защитника; - является главными индикаторами, на основании которых председательствующий судья и присяжные заседатели судят о здравомыслии, нравственной и профессиональной состоятельности адвоката и таким образом осознают понимают и чувствуют актуальную значимость полезность и надежность адвоката.

Как уже отмечалось выше, надежность и актуальная значимость личности являются основными условиями возникновения у слушателей доверия, расположения и уважения. Умение в ходе судебного следствия ставить допрашиваемым лицам разумные вопросы, ответы на которые работают только на позицию допрашивающей стороны.

По этому признаку люди уже давно научились отличать мудрых, здравомыслящих людей от глупых. Об этом свидетельствует следующее остроумное замечание И. Канта: "Умение ставить разумные вопросы есть уже важный и необходимый признак ума или проницательности. Во время судебного следствия "доение козла" выражается в постановке допрашиваемым лицам бестолковых, ненужных вопросов, которые побуждают их давать соответствующие ответы, которые не "работают" ни на "поле" защиты, ни на "поле" обвинения.

Соучастие прокурора и адвоката в этом постыдном зрелище подрывает их авторитет и у допрашиваемых лиц, и у присяжных заседателей, и у председательствующего судьи, ибо невольно вызывает у слушателей иронично-скептическое отношение и, таким образом, разрушает убедительность судебной речи обвинителя или защитника еще до начала прений сторон. Умение говорить в суде с участием присяжных заседателей, то есть выступать перед ними с живой, свободной, импровизационной речью, а не "по бумажке".

Одним из важнейших признаков высокой культуры речи защитника как судебного оратора является его умение говорить в суде присяжных. По выражению известного российского филолога А. Умение говорить проявляется в способности произносить живую, свободную, импровизационную речь, по словам французского адвоката и теоретика судебного красноречия Германа де Бетса, "столь же непринужденную, как если бы вы начали рассказывать какую-нибудь историю вашему товарищу на его вопрос: "Что нового?

В процессе общения с присяжными заседателями такая непринужденная, живая, свободная, импровизационная речь адвоката выполняет роль "смазочного масла" потому, что она способствует установлению и поддержанию психологического контакта с присяжными заседателями и председательствующим судьей и другими участниками процесса, облегчает для них понимание содержания аргументации защитника и, таким образом, работает на формирование положительного имиджа адвоката.

Антиподом искусной, живой, свободной, импровизационной судебной речи является характерная для обычного судопроизводства "казенная" судебная речь, при произнесении которой оратор, уподобляясь докладчику, зачитывает заранее приготовленную речь "по бумажке".

Некоторые прокуроры и адвокаты не могут обойтись без "бумажки" даже при выступлении с репликой, что вызывает скептически-снисходительные улыбки у присяжных заседателей и председательствующего судьи. Такое выступление не оказывает действенного убеждающего воздействия потому, что воспринимается присяжными как показатель профессиональной несостоятельности государственного обвинителя или защитника, их неуверенности в себе.

К тому же зачитывание речи у многих ассоциируется с общей неразвитостью. В этой связи можно вспомнить указ Петра I: "господам сенаторам речь в присутствии схода держать не по писанному, а токмо словами, дабы дурь каждого всем была видна". Как бы ни старался прокурор и адвокат выдать свое "бумажное" выступление за живую, непосредственную речь, убедить присяжных заседателей ему навряд ли удастся.

Монотонная, бесцветная, неживая и усыпляющая речь, произнесенная "по бумажке" или механически воспроизведенная "по памяти", не только скучна и утомительна, но и непонятна, "... Поэтому она не достаточно убедительна.

Достаточно убедительной может быть только живая, свободная, спонтанная речь. Спенс, - она никогда не сможет тронуть слушателя или убедить присяжных, никогда не будет столь же волнующей, как спонтанная речь, идущая от сердца... Прочитанная речь не оказывает эффективного психологического воздействия на слушателей, даже если она хорошо отрепетирована. Штриккер и Х. Штриккер, - и воспринимается слушателями как нечто искусственное, неестественное, запрограммированное и явно не "идущее от сердца".

Очень хорошо об этом сказал крупнейший мастер устного слова Ираклий Андроников: "... Текст, прочитанный или заученный, а затем произнесенный наизусть, - это не тот текст, не те слова, не та структура речи, которые рождаются в непосредственной живой речи одновременно с мыслью. Ибо писать - это не значит "говорить при помощи бумаги".

На это обращают внимание и современные специалисты по риторике: "Говорить, - пишет О. Марченко, - это не то же самое, что произносить вслух написанное. Дело в том, что текст, прочитанный или заученный наизусть, это не тот текст, не та фактура речи, которые рождаются непосредственно в момент публичного мышления.

Когда работает не мысль, а память, мы перестаем говорить и начинаем вещать, докладывать, механически воспроизводя текст. Импровизация же ярко окрашивает интонацией то, что живет внутри, заставляет говорящего видеть внутренним взором те образы и картины, которые находятся в его творческом воображении. Возникает контакт и убедительность, которая бывает только у того слова, в этот момент, с этим собеседником. Возникают планы, как на холсте художника, которые дают перспективу речи.

Наиболее важное слово ярче всех выделяется и выносится на первый звуковой план. Формированию позитивного или негативного вербального имиджа адвоката способствует наличие или отсутствие в его речи следующих коммуникативных качеств: понятность, правильность, логичность, благозвучность, уместность, искренность и точность речи.

Как будет показано ниже, живая, свободная, импровизационная речь защитника только тогда выполняет в суде с участием присяжных заседателей роль "смазочного масла", когда в ней проявляются компоненты этого "смазочного масла" - указанные коммуникативные качества.

В суде присяжных особенно важное значение имеет понятность речи адвоката, то есть ее ясностью, доходчивость для присяжных заседателей. Именно прежде всего это качество определяет вербальную привлекательность речи, совершенство ее стиля.

По свидетельству С. Хрулева, в суде присяжных "только те речи влияют на решение дела, которые убедительны по своей понятности. И наоборот, "непонятная присяжным заседателям речь, как бы она красноречива ни была, не оказывает на их убеждение никакого влияния.... На важное значении ясной речи в суде присяжных обращал внимание и К. Луцкий: "Всем понятно, что судебная речь должна быть ясна для судей и присяжных заседателей.

Но этого мало. Она должна быть для них ясна настолько, чтобы они совершенно поняли ее, даже если бы слушали невнимательно... Ясность судебной речи столь необходимое качество ее, что ничем другим оно заменено быть не может....

Ясность речи достигается использованием общеупотребительных слов и выражений, взятых из обыденной речи. В "Риторике" Аристотель указывал на то, что использование общеупотребительных слов и выражений придает речи не только ясность, но и естественность, что повышает ее убедительность. При отступлении же от стиля обыденной речи снижается ее естественность, а значит, и убедительность: "... Естественное способно убеждать, а искусственное - напротив. Люди недоверчиво относятся к такому оратору , как будто он замышляет что-нибудь против них , точно так же как к подмешанным винам...

Хорошо скрывает свое искусство тот, кто составляет свою речь из выражений, взятых из обыденной речи... Неспособность судебного оратора изъясняться перед присяжными заседателями языком обыденной речи неприемлема не только потому, что содержание речи не долетает до их сознания, но и потому, что препятствует установлению и поддержанию психологического контакта с присяжными, даже если судебная речь обладает другими важными коммуникативными качествами, например логичностью и выразительностью.

Неумение излагать перед присяжными заседателями свои мысли языком обыденной речи - одно из типичных проявлений функциональной безграмотности обвинителей и защитников, страдающих дефицитом здравого смысла. Ясность, понятность речи имеют особенно важное значение в напутственном слове председательствующего, в котором при помощи общеупотребительных слов и выражений, взятых из обыденной речи, можно донести до ума и сердца присяжных заседателей содержание любого юридически значимого факта, термина, имеющих значение для выработки правильного и справедливого вердикта по вопросам о виновности, даже содержание принципов уголовного судопроизводства.

Владимиров об этом писал: "Принципы судопроизводства суть не что иное, как правила простого здравого смысла, доступные пониманию каждого, кто не лишен здравого смысла. Едва ли вы найдете такого человека, который не понял бы популярного объяснения их. Конечно, простой человек не поймет вас, если вы будете говорить о "принципе устности", но он вас вполне поймет, если вы ему скажете: "Чтобы судить, каков человек свидетель, его нужно видеть и выслушивать лично".

Простой человек не только поймет это, но еще и подумает: "Как же иначе? Как же можно судить о человеке, не видевши его? Выслушайте обе стороны и судите сами". Простой человек с недоумением посмотрит на вас, если вы ему скажете: "Бремя доказывания лежит на плечах обвинителя", но он вас как нельзя лучше поймет, если вы ему так объясните этот принцип: "По здравому смыслу, кто утверждает что-нибудь, должен это доказать. Прокурор говорит, что подсудимый убил человека.

Ясно, прокурор должен это доказать. Если прокурор не представляет доказательств, то подсудимому и защищаться невозможно, так как он не знает, почему именно прокурор возводит на него обвинение. Для ясности я дам вам пример. Вы в толпе. Вдруг вас хватают, обвиняют в воровстве часов и говорят: "Докажите, что вы не украли, и мы вас отпустим". Ясно, что вы ответите: "Это ваша обязанность доказать, что я украл".

Понятность, популярность, доступность, прозрачная ясность речи, а значит, и ее убедительность зависят и от других ее коммуникативных качеств, в том числе от ее правильности. Как отмечают филологи, "сама правильность... По мнению известного французского специалиста по искусству речи Поля Л. Сопера, неправильная речь подрывает убедительность публичного выступления оратора тем, что "большинство слушателей, и даже те из них, которые сами допускают грамматические погрешности, не упустят случая отметить наиболее очевидные ошибки в языке оратора.

К тому же вас никогда не оставит чувство неуверенности, пока не будете твердо знать, что ваша речь грамматически правильна. В результате оратор теряет способность "говорить речь", то есть произносить живую, свободную, уверенную, непроизвольную, экспромтную речь, и расплачивается за это тем, что слушатели начинают подозревать его в тупости.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Однажды в России - Сюрпризы будут

Однажды в России – Судья опаздывает на концерт Стинга, а ему нужно справедливо взвесить и принести вердикт заключенному. то вместо того, чтобы предавать суду этих людей, которые сами по себе Однажды ко мне Привели русского Поваренка, заику и дурачка; так как он.

Историческая справка: ОВД Белгородчины в годы Великой Отечественной войны 40-е годы, жизнь советского народа постепенно налаживалась. Но в это время на дорогах многих стан Европы уже гремели стальные траки фашистских танков. Немецкие дивизии сосредотачивались на западной границе Советского Союза. Оставшиеся коллеги продолжали нести нелегкую службу по охране общественного порядка: боролись с хулиганами и расхитителями, спекулянтами и другими преступниками. Война изменила обстановку и к обязанностям милиции добавились новые: борьба с дезертирством, шпионажем, распространением ложных слухов, нарушением светомаскировки и т. Кроме того милиционеры вели разъяснительную работу среди населения: учили пользоваться противогазами, проводить противопожарные мероприятия. Большое значение в условиях военного времени имело строгое соблюдение паспортного режима. Война безжалостно вторглась в жизнь многих семей, во многих из них нарушалась связь между родственниками, многие потеряли своих близких, и гражданским розыском в эти годы пришлось заниматься также милиции. В годы Великой Отечественной войны основные звенья системы органов внутренних дел не претерпели существенных изменений. В соответствии с этим органы внутренних дел переходили в полное подчинение военного командования. К функциям органов внутренних дел прибавились борьба с военным и трудовым дезертирством, мародерством, паникерами, распространителями всякого рода провокационных слухов и измышлений. Новой, весьма важной задачей советской милиции в годы Великой Отечественной войны явился розыск детей, пропавших при эвакуации и других обстоятельствах военного времени. В составе Главного управления милиции был создан Центральный справочный адресный детский стол, а при республиканских, областных, районных и городских органах милиции - справочные адресные детские столы. Свой вклад в победу над врагом сотрудники ОВД Белгородчины внесли, участвуя в боевых действиях непосредственно на полях сражений, в составе партизанских отрядов, истребительных батальонов, диверсионно-разведывательных групп.

В кровавую багряницу оделась Православная Церковь России: первые новомученики предстали перед Престолом Божиим с молитвой за свой народ.

Только в Очакове, в небольшой и изолированной от внешнего мира морской крепости, можно было избежать нападения террористов, которые в те дни публично грозились совершить налёт и освободить своего героя. Семафором капитан потребовал присылки катера. Когда катер прибыл, с транспорта свели лейтенанта Шмидта, следом за ним сошёл его сын. Затем был громкий судебный процесс и расстрел на пустынном острове Березань.

Участница шоу «Однажды в России» пообещала переловить в Воронеже всех маньяков

Произведения А. Чехова Дело происходило не так давно в московском окружном суде. Присяжные заседатели, оставленные в суде на ночь, прежде чем лечь спать, завели разговор о сильных ощущениях. Их навело на это воспоминание об одном свидетеле, который стал заикой и поседел, по его словам, благодаря какой-то страшной минуте. Присяжные порешили, что, прежде чем уснуть, каждый из них пороется в своих воспоминаниях и расскажет что-нибудь. Жизнь человеческая коротка, но все же нет человека, который мог бы похвастать, что у него в прошлом не было ужасных минут. Один присяжный рассказал, как он тонул; другой рассказал, как однажды ночью он в местности, где нет ни врачей, ни аптекарей, отравил собственного ребенка, давши ему по ошибке вместо соды цинкового купороса. Ребенок не умер, но отец едва не сошел с ума. Третий, еще нестарый, болезненный человек, описал два своих покушения на самоубийство: раз стрелялся, другой раз бросился под поезд. Четвертый, маленький, щеголевато одетый толстяк, рассказал следующее: - Мне было двадцать два - двадцать три года, не больше, когда я по уши влюбился в свою теперешнюю жену и сделал ей предложение...

4.5.2. Влияние на формирование положительного или отрицательного имиджа защитника культуры его речи

По условиям контракта канадские игроки получили по 15-килограммовой коробке жевательной резинки этой фирмы, которую они обязаны были бесплатно раздавать. Именно эти подарки сыграли роковую роль в развернувшейся трагедии. Были в составе делегации и представители фирмы-спонсора. По многочисленным свидетельствам, канадцы разбрасывали жвачку чуть ли не во время игры, а потом в рекламных целях фотографировали и снимали на кинокамеру, как толпы московских детей, обезумевших от счастья прикосновения к запретному западному продукту, кидались её собирать [1]. Импортная жвачка была желанным предметом для советских школьников. Дети нередко выпрашивали жевательную резинку у иностранных туристов. Учителя и вожатые боролись со жвачкой , заставляли публично выплёвывать, пугали язвой и гастритом, отчитывали на собраниях и классных часах, вызывали в школу родителей. Именно подростки составляли большую часть зрителей [2].

.

.

Однажды в России: Заседание в суде

.

Грехи против шестой заповеди Божия

.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Дежа Вю - Заикающийся официант
Похожие публикации